ПЭК

Трудности перехода

Реформа наилучших доступных технологий (НДТ), задуманная для благих целей — модернизации промышленности за счет притока инвестиций в ее технологическое переоснащение под угрозой многократного роста экологических платежей, вязнет в бюрократических деталях и упирается в лоббистское противодействие. До конца 2022 года основными загрязнителями окружающей среды должно быть получено минимум 300 комплексных экологических разрешений, подтверждающих, что предприятия делают все, что могут, чтобы сократить выбросы и сбросы, но на данный момент их выдано лишь 53, из которых основным загрязнителям и того меньше — 19, хотя ряд требований «наилучших» технологий усилиями лоббистов оказался ниже стандартов 15-летней давности. «Ъ-Регенерация» подробно изучила процесс подтверждения перехода российского предприятия на НДТ, чтобы убедиться, что это возможно и чего это стоит компаниям.

«Зеленая» модернизация

Осенью 2020 года правительство приняло решение о досрочном завершении федерального проекта «Внедрение наилучших доступных технологий», входившего в национальный проект «Экология». Однако де-факто переход нормирования промышленной экологической нагрузки на принципах НДТ, стартовавший в России в 2010 году, далеко не закончен, а во многом еще даже не начат.

Первый вице-премьер Андрей Белоусов, будучи не скрывает, что истинная цель реформы — глубокая модернизация производств и необходимый для этого приток инвестиций, а одним из результатов должно быть широкое импортозамещение — переход России к собственному производству в ключевых промышленных отраслях и создание технологического задела для промышленной революции в идеологии «Индустрии 4.0» (автоматизированных производств «по запросу», связанных с интернетом вещей). Одновременно РФ преследовала и экспортные цели, в том числе интеграцию в производственные цепочки ЕС настолько, насколько это возможно, что оказалось дальновидным в контексте нынешних планов ЕС по учету углеродного следа поставщиков.

Экологический эффект, несомненно, также принимался в расчет — в идеологии НДТ количество выбросов и сбросов загрязняющих веществ, а также отходов определяется на единицу производимой продукции. Это позволяет вместо их очистки «на конце трубы» перейти к внедрению технологий, при которых используется меньше ресурсов, сокращаются количество отходов, объемы выбросов и сбросов в окружающую среду.

НДТ и закон

В конце 2013 года президент в послании Федеральному собранию поручил Белому дому разработать и утвердить комплекс мер, направленных на отказ от использования устаревших и неэффективных технологий и внедрение современных, предусмотрев в том числе меры технического и экологического регулирования. В июле 2014 года принят федеральный закон 219-ФЗ — он сформировал базу перехода на НДТ, ввел соответствующее понятие (это технологии производства товаров, работ и услуг на основе современных достижений науки и техники при наилучшем сочетании природоохранных критериев) и требует разработки информационно-технических справочников таких технологий: их цель — обеспечить контроль соответствия конкретных производств НДТ. Первые десять таких справочников разработаны и утверждены в 2015 году.

Для выстраивания этапов внедрения НДТ ФЗ-219 разделил предприятия на четыре категории по степени негативного воздействие на окружающую среду (НВОС). Перехода на НДТ власти намеревались в первую очередь добиваться от объектов первой категории — со значительным НВОС. Подтверждать соответствие их технологических процессов НДТ должны комплексные экологические разрешения (КЭР), что выгодно как властям, так и владельцам. КЭР не только подтверждает, что производитель «сделал все, что мог», для охраны природы, но и заменяет собой разрешения на выбросы, сбросы и размещение отходов (не выше нормативов). 300 крупнейших загрязнителей первой категории НВОС (с общей долей в совокупных выбросах и сбросах РФ в 60%) обязаны были получить КЭР до 31 декабря 2022 года, остальные — до 1 января 2025 года. Вправе получать КЭР и объекты второй категории НВОС (от которых вреда меньше), но при условии, что в отрасли уже есть справочники НДТ.

В 2018 году в нацпроекте «Экология» появился даже отдельный федеральный проект «Внедрение наилучших доступных технологий». В его задачи входило разворачивание производств и оборудования экологического машиностроения. Проект предполагал разработку 51 отраслевого справочника по НДТ к 2024 году и выдачу 6,9 тыс. КЭР в 2024 году, из них 150 — в 2021 году с параллельным развертыванием за четыре года после получения КЭР систем автоматического контроля выбросов на предприятиях первой категории НВОС.

В качестве «пряника» за переход на НДТ загрязнителям предусмотрены налоговые льготы, субсидии на модернизацию и снижение платы за НВОС, «кнутом» же служит ее повышение: с 2020 года ставка платы за объем выбросов и сбросов в пределах технологических нормативов при внедрении НДТ обнуляется, а за их превышение к ставкам платы за НВОС применяется коэффициент 100.

Результаты реформы

К концу 2021 года 51 справочник по НДТ разработан: 39 вертикальных (описывающих технологии конкретных промышленных отраслей) и 12 горизонтальных (межотраслевых, не содержащих технологических показателей). Однако они не устроили власти и заставили чиновников говорить о фактической профанации этой работы. Так, глава Росприроднадзора Светлана Радионова осенью 2021 года констатировала: «Есть список наилучших доступных технологий, которые внедряют компании. Но мы не всеми довольны и вообще считаем, что половина из них подлежит пересмотру. Не считаем их экологичными и наилучшими».

Недовольство властей вызвали показатели, включенные в ИТС в качестве образцовых. Например, принятый в 2017 году справочник «Сжигание топлива на крупных установках в целях производства энергии» для угольных ТЭС допускает даже для новых станций выбросы, отличающиеся от европейских в разы, а по отдельным показателям — в десятки раз и значительно превышающие даже нормы ГОСТ Р 50831–95 1995 года. Это вызвало недовольство в природоохранном блоке Белого дома (см. “Ъ” от 19 октября) и поручение вице-премьера Виктории Абрамченко актуализировать справочник, но в Минэнерго уже ответили, что это будет стоить слишком дорого.

Не возникло, по признанию главы Росприроднадзора, и очередей загрязнителей за КЭР: всего в РФ выдано 53 разрешения, а должно быть выдано 16 тыс. до конца 2025-го.

Как получить КЭР

Процесс получения КЭР на первый взгляд прост: заявка с прилагаемыми к ней материалами направляется в межрегиональное управление Росприроднадзора и рассматривается по принципу «единого окна». Решение принимается при участии ведомств, отвечающих за охрану природы: Минприроды (при размещении объекта на особо охраняемых территориях или в их охранных зонах), Минпромторга (он подтверждает соответствие применяемых на объекте технологий НДТ), Роспотребнадзора, Росрыболовства и Росводресурсов (они подтверждают соответствие выбросов и стоков нормативам и санэпиднормам).

Однако для компаний подготовка такой заявки — большая работа. В нее входят: инвентаризация источников выбросов, расчет нормативов допустимых выбросов и сбросов для веществ I и II классов опасности, технологических нормативов, нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, одобренная межведомственной комиссией программа повышения экологической эффективности, проект программы производственного экологического контроля, программа создания системы автоматического контроля и программа мониторинга состояния и загрязнения окружающей среды на территориях объектов размещения отходов.

Когда нормативы узковаты

Если производство не укладывается в технологические или экологические нормативы, для получения КЭР нужно представить программу повышения экологической эффективности. Документ разрабатывается на 7 лет (14 — для градообразующих и оборонных предприятий) и должен включать мероприятия по снижению выбросов и сбросов, перечень превышений экологических нормативов и график поэтапного снижения выбросов и сбросов загрязняющих веществ, а также данные об эффективности таких работ, объем и источники финансирования и перечень ответственных. Обоснования программы должны содержать информацию о производствах, для которых предусмотрена модернизация, с указанием видов и объемов выпускаемой продукции, сведения об основных технологических процессах и оборудовании, о применяющихся НДТ, о результатах сопоставления технологических показателей каждой применяемой на объекте технологии с показателями НДТ и так далее. Утверждать программу должна межведомственная комиссия.

Невозможное возможно

И тем не менее пройти этот административный лабиринт возможно. В июле АО «Архангельский ЦБК» получило КЭР на все виды негативного воздействия на окружающую среду, хотя для этого предприятию пришлось разработать программу повышения экологической эффективности на 18,2 млрд руб.— она предполагает сокращение объема сброса сточных вод за счет систем оборотного водоснабжения. На предприятии воспринимают КЭР не только как прямое разрешение на работу, но видят в нем и косвенную выгоду: оно одновременно является инструментом верификации «зеленых» проектов компании и подтверждает ее ESG-статус как ответственного поставщика. Также предприятие рассчитывает на привлечение субсидий и льготного финансирования для реализации программы.

Таким образом, разрешительный документ стал инструментом устойчивого развития и модернизации предприятия, возник даже новый термин — ESG-КЭР. В настоящий момент АО «Архангельский ЦБК» выстраивает вокруг этого документа свою политику устойчивого развития.

Что дальше

Мировая экологическая повестка диктует российскому бизнесу свои требования — под угрозой углеродных налогов оказалась значительная часть прибылей ориентированной на экспорт промышленности. И углеродным следом дело не кончится: аналогичные требования распространятся и на иные экологически опасные маркерные вещества, говорят эксперты.

Казалось бы, продолжение реформы НДТ — один из способов управления такими рисками. Однако федеральный проект «Внедрение НДТ» со сроком окончания 21 декабря 2024 года летом 2020 года был заморожен из-за антикризисного секвестра бюджета, а затем свернут: власти рассудили, что, по сути, в переходе на НДТ заинтересована сама промышленность и в проектном управлении этот процесс не нуждается.

При этом несколько важных вопросов реформы остались открытыми. Среди них — доработка законодательства и устранение противоречий в части таких понятий, как НДТ, ТН, НВОС и ПДК, определение требований к системам автоматического контроля выбросов и производственному контролю, создание единого центра, отвечающего за проведение и стимулирование реформы: отдельным НКО и госорганам задача такого масштаба вряд ли под силу.

Ирина Демина, «Профессиональный экологический консалтинг»; Олег Сапожков
Оригинал статьи: https://www.kommersant.ru/doc/5118142